ИСТОРИЧЕСКИЕ РАЗДЕЛЫ > АННАЛЫ-ХРОНИКИ-ИСТОРИИ

ИСТОРИЧЕСКИЙ АНЕКДОТ: Байки, Были и Небылицы

(1/52) > >>

Беръ:
    Его Сиятельству графу Николаю Петровичу Румянцеву
 от советника государственной Коммерц коллегии,
 надзирающего над таможнями,
 кавалера Литке.Рапорт.
Между фаянцевой посудой из Ливерпуля купцу Лембке высланной, есть 1806 ночных горшков, внутри коих на дне изображен портрет с надписью "Наполеон Бонапарт, император французской и король Италийской". Сосуды сии по тарифу пропустить и можно бы было, но поелику тут ругательное намерение на известное лицо чересчур ощутительно, я и не велел их выпускать без особого на то Вашего Сиятельства разрешения. О сем покорнейше доношу.

Пётр Литке.
Сентября 24 дня 1806 года.
Ночные горшки ненависти:

Sterling:
Тем, кто хоть раз вкушал солдатских галет, эта шутка английского солдата покажется смешной:
В первую Мировую парень отправил жене письмо, которое он написал на... печенюшке из сух.пайка
На обратной стороне он написал, как пробовал разломать одну такую галетину о кирпичную стену, но только повредил руку, а печенюшке хоть бы что...

Sterling:
Смешная байка  :D

ЦАРСКАЯ ШУТКА
Как свет Екатерина ошарашила просителей попов

За достоверность этой истории, когда-то рассказанной мне приятелем, проведшим много времени в историческом архиве, но еще больше в пивной по соседству, я ручаться не могу. Но юмор, присущий эпохе Петра Первого и Екатерины Второй, безусловно в ней звучит.
 
У Екатерины был обычай: прежде чем издать какой-нибудь указ, она обращалась к архивам великого предка, где чаще всего уже имелись его соображения на эту тему. И порой было довольно лишь несколько подправить их или дописать с учетом новой обстановки.
Начало же сей истории восходит к поражению Петра от шведов при Нарве, где русские потеряли почти все их пушки. Петр удрученно сидел в Новгороде, руководя там строительством оборонительных сооружений и не зная, чем отбиваться, если нагрянет супостат – а он скорей всего нагрянет. Демидовских железных заводов на Урале еще не было в помине; а те, что остались от отца Алексея Михайловича, давали оружейного железа кот наплакал.
И как-то поутру царю доносят, что некий посадский человек, одетый дурно и, похоже, с перепою, хочет его видеть, да молвить некие заветные слова.
 
Ну, нравы тогда были простыми: хочешь – молви; складно сказал, алтын дадут, нет – подзатыльник. Подводят того малого под царевы очи, вид у него точно скверный, и он бух царю в ноги:
– Хочу, всемилостивейший, помочь твоей беде. Знаю, потерял ты пушечный наряд и гадаешь, где добыть литье для новых пушек.
– То правда, – отвечает царь, – но чем ты мог бы пособить? Вижу, и сам себе нынче не подмога.
– А вели мне чарку поднести, пропился я и задолжался, с похмелья умираю, денег ни полушки нет.
Велит царь подать ему вина, при этом говорит:
– Ну, гляди, коли без дела мою чарку выдул, дорого ж тебе она станет! Башкой заплатишь!
– А я того не боюсь, такова немочь в телесах. Но уж смилуйся, дай и вторую – ужо для смелости, ибо хочу сказать тебе дело неслыханное, дерзкое, но для тебя великое спасение.
Подали ему еще чарку, выдул он и ее, очи его заполыхали, и он, перекрестясь, и шепчет государю:
– Так слушай: литья того у тебя, царь, много. На колокольнях колоколов за сотни лет понакопилось. Коли швед придет, он те колокола снимет да увезет – так он в лихое время уже делал. А снимем-ка их сами, отольем с них пушки и одолеем ворога: Бог сильных любит! А как побьем его, и Богу все вернем.
 
Такая мысль уже мелькала и у самого Петра, да больно казалась несусветной: а коли то войдет не в зуб народу – и воевать тогда придется уже с ним, а не со шведом? Но этот голодранец, показавшийся Петру посланцем Божьим, и доубедил его. Наградил он его аж тремя алтынами, облобызав его хмельную харю. И тут же написал указ: переплавлять колокола в пушки не только в Новгороде, но и по всей Руси. После чего в битве при Полтаве шведы и были разбиты из тех перелитых, не без помощи того пьянчуги, пушек.
А тот на этой царской монете, под которую никто не смел не дать ему в долг, расторговался так, что вышел при Петре в первые купцы в Новгороде. Но сразу после смерти Петра местные святоши его и всю его семью жестоко затопили в Волхове…
 
Минуло с тех пор еще 60 лет, и уже к царице Екатерине являются посланцы от новгородского священства. И бьют ей челом: «Ваш предок Петр Алексеевич изволил ради победы над шведами перелить наши колокола на пушки, а потом обещал их вернуть. Да так и не вернул. Не изволит ли ваша царская милость исполнить его обещание?»
 
Екатерина по ее обыкновению спросила, не осталось ли по сему делу каких рескриптов от Петра?
Ей тут же откопали челобитную еще его времен от тех же новгородских иноков, а на ней такая резолюция: «А х..я вам моего не надо?» И подпись: «Петр». Тогда царица взяла перо и своей нежной ручкой написала: «Я же, как женщина, и того предложить вам не могу».  :laugh:
И отдала сию бумагу ошарашенным попам.
http://nnm.ru/blogs/Dmitry68/carskaya-shutka/

Sterling:
Эту историю сюда перетащу из другой темы:
Очень похоже на правду :D
После успешного завершения штурма Праги русские солдаты, разбив аптеку, вынесли на улицу бутыль, попробовали, что в ней находится, и стали распивать, похваливая: славное, славное винцо! В это время проходил мимо коновал (ветеринар) из артиллерии родом из немцев. Думая, что солдаты пьют обыкновенную водку, коновал выпил залпом чарку — и тут же свалился, а через несколько времени и умер. Это оказался спирт! Когда Суворову донесли об этом происшествии, он сказал: «Вольно же немцу тягаться с русскими! Русскому здорово, а немцу смерть!»

Brios:
Мне нравится реальная история про коллекционера. В Австралии был найден труп задушенной журналистки. По работе она писала о щенках, ярмарках и местных праздниках в последней колонке. Полиция не нашла убийцу. И вот в отделение полиции приходит благообразный старичок и сознается в убийстве. Мотив повергает в шок полицейских. Журналистка пришла в гости к старичку коллекционеру  филокартисту. Хотела написать статью о первой Австралийской открытке. И о ужас пролила на раритет кофе. Старичок всю неделю не спал, переживал,страдал. И узнав в редакции ее адрес пришел и задушил ее. Дело отдали судье с кличкой "вешатель". Больше всего смертных приговоров в стране были его. Начинается суд. Все ждут смертного вердикта. И о чудо. Выслушав старичка и его трагедии с открыткой он объявил оправдательный приговор. После снял мантию и парик и объявил о своей отставке. Журналисты встали на уши. И выяснили, что судья был филокартистом и всю жизнь мечтал об этой открытке. На приставания журналистов он пояснил:"Я его понимаю. И случись такое со мной, я ее убил бы сразу."

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии